Вы уверены, что ваши амбиции ваши?

· 26.02.2017

Однажды меня подвозил дядя, который сказал, что мои мечты — полное дерьмо. Что я мыслю мелко и заработаю мелкие деньжишки, и всю жизнь буду зависеть от милости дяди-работодателя. Что только серьезные деньги дадут мне истинную свободу — жить где и как вздумается, и путешествовать, куда захочется.

Я закончила в то лето университет, устроилась на работу в другом городе, была нищей, тощей и глупой по возрасту. У меня было два серьезных достоинства — возраст и объем груди.

Дядя вез меня не просто так, а с умыслом — он меня взвесил, обмерил и признал непригодной для принятия в семью, слава богу. По сути, это было собеседование-смотрины, и я его (их?) провалила. Потому что на вопрос «чем ты хочешь заниматься» ответила «юзабилити и путешествовать».

Про юзабилити в России тогда знали примерно пять человек, и все они прочли одну и ту же книжку. Поэтому дядя с удовольствием надо мной посмеялся. Когда он закончил объяснять, как глупы мои желания, я умолкла до конца поездки.

Дяде это не мешало — он только что купил новую машину в салоне, перегонял ее из столицы в родной город, и чувствовал себя королем мира. Он даже был достаточно щедр, чтобы объяснить мне, как надо жить (как он). Заработать столько денег, чтобы потом в салоне вывалить нал на стол и взять джип. И ехать на нем, куда захочешь.

цена амбиций

А ты так и будешь ждать командировочных, чтобы куда-то доехать, сказал мне дядя. Я подумала — но вот же, я еду, ты везешь, денег за извоз не просишь. Но промолчала — я еще не знала, что провалила смотрины, и старалась быть вежливой.

Нет, ну какая машина, какая машина, радовался дядя. Вот только наклейки эти на крыльях яркие, петушиные, бесят. А разве в салоне не могли их убрать — спросила я. Ты что, сказал дядя. Пацаны на районе ни за что не поверят, что я в салоне взял — такие наклейки только на новых тачках. Они подумают, что я купил с рук, решат, что я слабину даю и можно мой бизнес отжать! Я знаешь как в девяностые жил? У меня бита была в машине, а в прихожей — дробовик всегда.

Нет, ну какая машина!  Эти овцы в салоне аж рты раскрыли, когда я пачки долларов начал выкладывать… Вот она, свобода, понимаешь? Я подумала — какая же это свобода, если ты так переживаешь о том, что скажут о тебе овцы в салоне и провинциальные гопники, от которых ты отстреливался все девяностые? Разве ты делаешь что хочешь? Сколько еще тебе нужно денег, чтобы не думать о соседских бандюках вовсе и не покупать для них тачку в салоне? Но опять промолчала — говорю же, была глупая по возрасту и не поняла, что давно провалила смотрины.

Я так хорошо помню этот разговор потому, наверное, что тогда промолчала. И у меня гештальт на дядю незакрытый или около того. 

Это был не первый раз, когда люди объяснили мне, что мои мечты ничтожны, а амбиции можно разглядеть только под микроскопом. Но один из самых обидных.

Дальше было трудно — окружающие покупали одну, а потом вторую квартиру в Москве. Меняли машины. Переезжали в Питер, покупали квартиру там и опять меняли машину.

Мы ездили на 15-летнем компактвэне и у нас не было ипотеки — потому что мы так решили. Но когда коллега приезжает на работу на Лексусе, приходится приложить усилие, чтобы вспомнить — я живу не неправильно, я просто решила иначе. И это мой выбор, а не признак лоховства и лузерства.

самообман

Рекрутеры в Фейсбуке писали уничижительные посты о тех, кто ничего не представляет из себя к 30. Отработанный материал, бессмысленные людишки, вечные исполнители, планктон и лузеры. Люди без амбиций.

Мне было 34, и я давно приняла осознанное решение не идти на повышение. Я слишком страдала всякий раз, когда меня повышали. Потому что приходилось руководить и заниматься административными вопросами, вместо того, чтобы что-нибудь делать. Так это выглядело в моей картине мира.

Я отработанный материал, думала я. Не начальник, не редактор, не руководитель проекта, не владелец стартапа. Я неамбициозное дерьмо.

Люди вокруг ставили большие цели, дерзали по-крупному. Коучи по этому делу повылезли изо всех щелей, как тараканы.

Я побыла дерьмом, пока не вспомнила дядю с новым джипом. И до меня дошло, что рекрутеры из Фейсбука — они как те провинциальные гопники. Им нужно увидеть наклейки на крыльях машины (только вчера из салона, пацаны!). В их мире только люди с наклейками на крыльях что-то из себя представляют. И как-то попустило. Гопников как вид я знаю очень хорошо — еще оглядываться на них.

У меня вообще нет амбиций в общепринятом смысле — богатство, слава.

Я забочусь о том, что и как пишу. Но у меня совсем нет амбиций заслужить одобрение дядь на джипах или гопников с Фейсбука. Моя амбиция в том, чтобы вообще на них не оглядываться.

Мне не нужен большой дом и большая машина, чтобы чувствовать, что жизнь удалась. Моя амбиция в том, чтобы опираться на свои ощущения, а не бежать в чужой гонке за чужими результатами.

Моя амбиция в том, чтобы хотеть своего, а не чужого. С волосами ешьте сами, спасибо большое. Я амбициозна в том, чтобы занимать свое место на своих условиях. Даже если со стороны это маленькое место.

mesto-v-zhizni

Подростком я говорила шокированной маме, что мне плевать, что люди скажут. Сейчас моя амбиция в том, чтобы мне и правда было наплевать. Чтобы я не переживала о том, какой кажусь незнакомцам. Чтобы поступать в соответствии с моим личным этически-моральным компасом было достаточно.

И да, пошел ты в задницу, дядя на джипе. Считай, что я с тобой договорила. 

Источник



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *