Смешные и поучительные истории из повседневной жизни.

колыма

Мой кум Михалыч работает егерем. Весь в шрамах. На руке у него два параллельных шрама - это волк клыками. На груди четыре параллельных шрама - это медведь когтями. На всю спину 10 параллельных шрамов - это теща граблями. Раньше Михалыч понимал язык зверей, сейчас не понимает, закодировался. Всё! Не поёт, не пляшет, голым лес не инспектирует. Короче, рутина.

На днях к нему в охотхозяйство прибыла группа немцев, охотники-любители, 8 голов. С утра провели инструктаж, взяли ружья, пошли.
Охота началась удачно. Для "Гринписа". После того, как Ганс 30 раз стрелял в зайца, мы поняли, что косой в косого не попадет никогда.
Тут из-под ног немца взлетел одинокий худой перепел. Немцы, вскинув 8 стволов, открыли стрельбу на поражение. То, что перепел был поражен такой стрельбой, стало понятно сразу, потому что улетая, он обгадил немцев с головы до ног.
Короче, когда мы вернулись в лагерь, из трофеев у нас был только погибший от поноса перепел.
Чтобы подбодрить немцев, я им рассказал байку о том, как можно охотиться на зайца с кирпичом. Кладешь на заячью тропу кирпич, посыпаешь его перцем. Заяц бежит по тропе и видит кирпич, думает, что это морковка, подбегает, нюхает кирпич, перец попадает ему в нос, заяц чихает, бьется головой об кирпич и погибает. Немцы выслушали историю с каменными лицами.
На следующий день выдвинулись в лес пешком. Через каждые 5 минут немцы требовали привала. На 7-м привале я потребовал объяснений. Оказалось, что рюкзаки у немцев полны перца и кирпичей.
Избавившись от стройматериалов, к обеду мы вышли охотиться на уток. С юмором у немцев оказалось совсем хреново. После трехчасовой бесполезной стрельбы по уткам, я им сказал, что или утки высоко летают, или они низко подбрасывают собаку. И когда в следующий раз над ними взлетели утки, я увидел, как собака Михалыча летит к ним навстречу. Глаза у собаки были, как блюдца. Утки увидели летящее навстречу животное и стали нестись прямо на лету. Причем неслись утки обоих полов. И собака тоже. Так ничего и не застрелив, мы вернулись в лес и устроили небольшой пикник.
Тут неподалеку на пригорок вышел огромный медведь и стал чесать спину об березу. Ганс сдуру выстрелил в медведя утиной дробью, и случилось страшное - он попал! Медведь не вынес такой фамильярности и кинулся в воду в нашу сторону, и я понял, что попали мы все.
Обычно медведи плавают по-собачьи, оказалось, что обиженные медведи склонны к баттерфляю. А перепуганные немцы склонны к галопу. Они перебежали речку, не замочив штанин, и растворились на деревьях в близлежащем лесу. Медведь кинулся было на пару деревьев, но немцы шустро перескакивали с ветки на ветку. В глазах косолапого читалось удивление, таких белок он еще не видел.
После этого незваный гость распотрошил наши рюкзаки, сел на немецкую губную гармошку и стал пожирать наши припасы. После того, как сгущенка, тушенка, хлеб и мыло были съедены, губная гармошка под медведем вдруг заиграла. Медведь выдувал музыку минут 40. Потом он обильно пометил наши вещи и ушел в чащу. Вещи, которые находились на нас, мы пометили сами.


Сегодня утром. Подъезжает мой автобус. Захожу. Вижу свободное место в самом первом ряду. У окошка. А с краю сидит бабушка-шкаф. Спрашиваю: можно? Бабушка-шкаф встаёт. Я сажусь. Мне ехать долго - 50 мин. Закрываю глаза, слушаю музыку. Через некоторое время кто-то тычет мне в руку. Открываю глаза, снимаю наушники. Женщина какая-то, ну, лет 40-45, в норковой шубе.
Женщина:
- Можно я сяду?
Я сначала не поняла её. Смотрю, куда она бы могла сесть. И спрашиваю:
- Куда?
Женщина:
- Ну, ты постоишь, молодая ещё. А мне тяжело стоять.
Я, понимая, что, если не уступлю ей место, начнётся срач, и проснется бабушка-шкаф, и дальше мне будет только хуже, пытаюсь встать.
Но тут бабушка-шкаф открывает глаза:
- СИИДИИИИ! Буду я ещё из-за этой стервы жопу свою поднимать. Молодая ещё. Постоит.
Блин. Почувствовала себя принцессой, которую охраняет злой дракон.


Есть у меня коллега, милый и добрый человечек. Мы с ней, в силу обстоятельств, всегда приезжаем в офис первыми. И вот чудесное утро понедельника. Мы одни. Я в наушниках, пытаюсь работать, а гадкая клавиатура все время залипает. Не выдерживаю такого произвола с ее стороны, начинаю орать: "Что ж ты, сука, не работаешь?! Я тут работаю с утра, а ты нет!" Срываю наушники, поднимаю глаза... Коллега, давясь бутербродом, испуганно смотрит на меня и, заикаясь, так жалобно:
- Я кушаю...


мыши

Мой брат принес домой новенький собачий ошейник, пахнущий кожей и с магазинной биркой.
- Так, - сразу все поняла мама. - Этого не будет никогда! - строго сказала она. - Собаки еще только в нашем доме не хватало!
Брат молча прошел в комнату и повесил ошейник над своей кроватью. Получилось здорово.
- Где ты взял деньги? - спросил папа.
- Накопил, - уклончиво объяснил брат. - Три месяца откладывал помаленьку...
- Понятно, - развел руками папа. - Значит, наш младший сын уже три месяца мечтает о собаке.
- Я тоже мечтаю! Я тоже мечтаю о собаке! - встрял в разговор и я. - Уже целую неделю мечтаю! Даже нет, восемь дней!
Это была неправда. О собаке я мечтал всю свою жизнь, с самого рождения. Но ведь не я же, втайне собирая деньги, которые родители дают на завтраки в школе и всякие другие пустяки, купил в конце концов великолепный новенький ошейник из желтой кожи и с заклепками. Я не мог обидеть моего брата и потому сказал всего про восемь дней.
- Мечтать не вредно, - согласилась мама.
Потом мы, как всегда, делали с братом уроки. Он свои, чепуховые, за третий класс, а я - серьезные, на сложение простых дробей. И время от времени поднимали головы от тетрадок и поглядывали на собачий ошейник, который висел над кроватью брата.
- В прошлом месяце было тридцать дней? - вдруг начал вспоминать я. - Нет, тридцать один! Значит, завтра будет девяносто три дня, как ты мечтаешь о собаке!
Брат мой в ответ угрюмо засопел.
- А если к твоим дням прибавить девять моих, то получится сто два дня несбыточной мечты! - подсчитал я.
- Да уж, - печально вздохнул наш папа. Он сидел в кресле с газетой и все слышал.
- Несбыточные мечты... - повторил папа мои слова. - Такого не бывает. Если мечта правильная, она обязательно сбудется.
А в субботу наш папа куда-то надолго ушел с утра. Вернулся и сразу же позвал всех нас в прихожую.
- Вот... - сказал папа смущенно, когда мы собрались. - Я сложил три числа, и получилось, что мы мечтали об одном и том же тридцать четыре года, три месяца и одиннадцать дней... Это по состоянию на сегодняшнее утро!
Сказав так, папа осторожно распахнул пальто и вытащил из-за пазухи серого лохматого щенка с черными сверкающими глазенками.
Мы с братом онемели и остолбенели до такой степени, что даже не закричали "ура".
Наша мама как-то странно посмотрела на папу. Он так и продолжал стоять в распахнутом пальто, прижимая щенка к груди.
- Прибавь еще двадцать семь лет к мечте, - вдруг изменившимся голосом попросила мама. - Нет, пожалуй, двадцать восемь.
Мама открыла шкаф и достала из самой его глубины запрятанную когда-то синюю собачью миску...


Огромный супермаркет, жена затерялась где-то между молочным продуктами и крупами. Хожу, ищу ее.
Подлетает симпатичная работница:
- Я чем-то могу помочь?
- Э... Не уверен.
- Вы что-то конкретное ищете?
- Да, жену.
- Не, ну так сразу я не могу, давайте хоть кофе выпьем!


Ехали мы как-то с приятелями в московском метро по оранжевой ветке. С ними была дочка лет четырех. Прозвучало очередное объявление:
- Следующая станция "Бабушкинская".
Дочка спросила: "Бабушкинская - это потому, что там бабушки живут?"
"Нет", - ответила ей мама. - "Станция так называется в честь летчика Бабушкина, который... который... В честь летчика она называется, в общем!"
Мы подъехали к станции, голос объявил:
- Станция "Бабушкинская"!
Открылись двери, и в них поочередно вошли сразу три старушки.
Дочка молча посмотрела на маму скептическим взглядом, в котором ясно читалось: "Ты, конечно, можешь мне тут сказки рассказывать! Но я и сама прекрасно вижу, почему эта станция так называется!"


У моей соседки был раньше попугай. Талантливый слишком. За короткий период времени научился он воспроизводить звук дверного звонка. И бедная соседка по 20 раз на день открывала дверь. Позже, на день рождения ей подарили собаку. И частая беготня к двери прекратилась, так как, когда в дверь реально звонили, собака лаяла. Хозяйка ходила, нарадоваться не могла своей собакой. Но недолго длилось ее счастье. Через две недели попугай начал "звонить", а затем лаять.


 

На литературном вечере в одном институте молодая поэтесса от волнения произнесла первую строчку своего стихотворения почти слитно. Больше она ничего произнести не смогла, так как зал лег. Строчка подразумевалась такая:
- Отруби лихую голову...


История произошла с моей сестрой. Была она в своем доме на собрании жильцов. И вот председатель собрания говорит:
"А у входа поставим охранника, он будет решать, кто жилец, а кто не жилец"...


Быль. Недавняя. Иду вчера мимо дома, слышу странные звуки. Поднимаю голову - на балконе седьмого этажа мужик тихо-тихо вещает в мегафон на весь двор: "Барсик!
Кыс-кыс, иди домой!".


Славный город Казань. Центр города, пробки, вездесущие водители маршрутных такси выруливают подрезая друг друга и другие машины, среди которых оказалась и машина аварийной службы "ГАЗ" - будка-теплушка.
Из-за того, что его подрезали, водитель был вынужден резко остановиться и ему в зад по середину капота заехал новенький, подголовники еще в целофане, бимер-5, за рулем которого сидел "деятель" годов так 18-20, который решил фраернутся перед девчонками... После этого он еще малость, как оказалось, подвыпимши, вылез из машины и начал гнуть пальцы перед водилой ГАЗона, из серии - "ты за все ответишь, готовь место на кладбище, если машину новенькой не сделаешь...", ну и т. д. и т. п.
И вдруг из будки раздается свирепый рев, настежь распахиваются двери - при этом бъется лобовуха - и на капот бимера вываливаются пятеро пьяных вдробадан ремонтников с ломами и пятиэтажным матом: "Сука! Ты нам бутылку перевернул!!!"


На одном из железнодорожных переездов скопилась кучка машин - шлагбаум опущен, семафор мигает красным, вобщем все как надо. Первый в очереди - рейсовый автобус. Проходит какое-то время и из конца очереди выезжает крутейший черный Мерс и становится в ее начало перед автобусом. Через несколько секунд опять же из конца очереди выезжает теперь уже девятка с тонированными стеклами и становится перед Мерсом (каким чудом умещается между Мерсом и шлагбаумом - непонятно). У Мерса открываются двери, и оттуда вылезают двое здоровых бритых "чисто нормальных пацанов". Они подходят к девятке и молча разбивают у нее ножищами задние фары, а потом спокойно садятся обратно в Мерс. Через несколько секунд открываются двери девятки и оттуда вылезают четверо не менее здоровыхь парней в камуфляжах, черных масках, с калашами и нашивками СОБР (видимо ехали на задание). Парни также молча подходят к означенному Мерсу и изрядно лупят его дубинами, разбивая при этом стекла, фары, кое-где помяв кузов, после чего спокойно садятся обратно в машину и уезжают. Во время всей этой процедуры братки так из своей тачки и не вылезли (уехали сразу после собровцев).
Но больше всего над всем этим, конечно, ухахатывался народ в автобусе.

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *